Иерей Николай БОЛОХОВСКИЙ
Минская Духовная Семинария—1994; Грегорианский университет (факультет канонического права)—1997; Минская Духовная Академия, кандидат богословия—2000; Белорусский государственный университет (юридический факультет)—2002.

Труды Минской духовной академии / Труды №8, 2010 / Канонический статус Православной Церкви в Великом Княжестве Литовском

КАНОНИЧЕСКИЙ СТАТУС ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ

Cредневековое белорусское государство «Ве­ликое княжество Литовское, Русское, Же­мойтское и иных земель» возникло в XIII-XIV веках в результате объединения Новгород­ком1 (ныне г. Новогрудок, Гродненская обл.) вокруг себя соседних древнерусских княжеств – Полоцкого, Турово-Пинского и Смоленского на этническо-культурной и экономической основе. Также, в новое го­сударственное образование вошли земли, которые заселяли племена литва, латыголь, ятвязь и другие. Объединению с последни­ми способствовал фактор не внутреннего развития, а внешней угрозы: первоначально балтско–литовские князья привлекались во­лынскими князьями для борьбы с поляками, впоследствии с крестоносцами (тевтонский и ливонский ордена) и монголо-татарами. Территориальным ядром и залогом могуще­ства Великого княжества Литовского стали славянские земли Киевской Руси. Русский этнический элемент господствовал в по­литической, эко¬номической и культурной жизни государ¬ства. Официальным языком и средством общения между людьми разных национальностей с середины XIV века и до конца существования Великого княжества Литовского, последовавшего в 1569 г., был старорусский язык2.

Христианская вера, в лице Православной Церкви3, впервые появилась на террито­рии Великого княжества Литовского в X в. Тогда эти земли входили в состав Киев­ского княжества. Миссионеры из Византии обратили в христианство великого князя Владимира, его двор и народ. Константино­польский Патриархат учредил на террито­рии Киевской Руси отдельную церковную провинцию – Киевскую митрополию. В разных росписях Константинопольских митрополий Русская Церковь, как моло­дая, значилась то на 60, то на 714 местах. Константинопольский Патриарх, согласно установившемуся каноническому порядку, в X-XI вв. имел следующие права по от­ношению к своим митрополиям:

1) поставление митрополитов; 2) вызов их к себе на соборы; 3) суд над ними; 4) принятие апелляции на суд митрополитов; 5) учреждение ставропигий.

В свою очередь митрополит в пределах воз­главляемого им округа имел следующие права:

1) высшее управление и надзор за деятельностью епископов вверенной ему митрополии; 2) созыв соборов и председательство на них; 3) контроль процедуры и утверждение выборов епископов; 4) высшая судебная власть в границах митрополии; 5) забота о чистоте веры и нравственного состояния духовенства и паствы.

В домонгольский период (до 1240 г.) все митрополиты для Русской Церкви избира­лись и поставлялись только на патриарших соборах в Константинополе. Известно два случая, когда эта дисциплина была нару­шена – избрание в 1051 г. митрополитом Иллариона5 и в 1147 г. Климента6.

Митрополиты Киевские и всея Руси наравне с прочими предстоятелями церковных про­винций участвовали в жизни Константино­польской Церкви. Сохранились известия о случаях вызова или присутствия на соборах в Константинополе русских митрополитов (1092 г. при патриархе Николае Граммати­ке, 1107 г. при патриархе Иоанне и 1171 г. при патриархе Михаиле Анхиале).

Согласно официальным данным Константи­нопольской Церкви, в состав Киевской ми­трополии в разное время входили следую­щие епископии: 1. Новгорода Великого, 2. Черниговская, 3.Суздальская, 4. Ростовская, 5. Владимира Великого (1214), 6. Переяс­лавская, 7. Белгорода Великого при Киеве (сегодня Белгородка), 8. Юрьевская или Свято-Георгиевская над рекой Росью, 9. По­лоцкая (992), 10. Рязанская (до 1207), 11. Тверская, 12. Сарайская (1276), 13. Галиц­кая (до 1165), 14. Владимира Волынского, 15. Перемышльская (около 1220), 16. Луц­кая, 17. Туровская (1005), 18. Холмская (Угровская) (около 1220), 19. Смоленская (1137) и Тмутараканьская (до 992).

Впоследствии, из-за татаро-монгольского нашествия на Русь, к началу XIV века на географических просторах некогда единой Киевской митрополии появляются три цер­ковных центра, которые соответствуют по­литическим новообразованиям – во Влади­мире на Клязьме7 (в будущем в Москве), в Галиции и в Новгородке. Киев к этому времени уже не являлся великокняжеским городом и даже княжеским. Он управлялся наместниками. Таким образом, монолитная Киевская Митрополия в начале XIV века раз­делилась на три митрополии: Владимирскую (Московскую), Галицкую и Литовскую.

Известия об учреждении Литовской ми­трополии весьма скупы. Впервые Литов­ская митрополия упоминается в «Росписи епархий Константинопольского престола», составленной при императоре Андронике Палеологе Старшем (1282-1327гг.). О дате ее основания мнения историков расходят­ся. По мнению русского историка проф. Е. Голубинского, учреждение Литовской митрополии произошло в 1316 или 1317 году при великом князе Литовском Гедеми­не8 (1315-1341). Польский историк проф. К. Ходыницкий9 считает, что Литовская ми­трополия возникла во время правления Вели­кого князя Литовского Витеня (1260-1315). Другие исследователи полагают, что князь Витень мог обратиться к Константинополь­скому Патриарху с просьбой об учреждении Литовской митрополии и назначении для неё митрополита, а само событие произошло «в начале княжения его преемника Велико­го князя Литовского Гедымина»10. Возможно, она была учреждена на одном из Констан­тинопольских Синодов при Патриархе Ио­анне Глике (1316-1320). Это произошло не позже августа 1317 г., т.к. в этом году Фео­фил, Митрополит Литовский (о Λιτβαδων), присутствовал на Патриаршем Соборе. Ка­федрой митрополита являлся г. Новгородок. Ее юрисдикционные границы неизвестны. По всей видимости, согласно церковным канонам, они совпадали с территориально- административными границами Великого Княжества Литовского. Митрополит в своих греческих письмах подписывался «митро­полит Литвы» (μητροπολίτης Λιτβων)11. По словам историка В. Ластовского, среди 110 митрополий Константинопольского Патри­архата она заняла 82-е место12. Архиепи­скоп Афанасий (Мартос) опровергает этот факт, т. к. В.Ластовский свою информацию не подтвердил никакими ссылками на доку­менты13. Напротив, архиепископ Афанасий (Мартос) придерживается в данном вопросе мнения епископа Арсения (Иващенко), ко­торый, ссылаясь на акты Константинополь­ской патриархии, сообщает, что 82-е место принадлежало в росписе Константинополь­ских митрополий Кавказской митрополии с центром в г. Анапа14.

Известно, что тот же Феофил, Митрополит Литовский (+1329/30), принимал участие в работе Константинопольских синодов в 1327 и 1329 гг15.

До середины XV в. Константинопольский патриархат, желая сохранить единство Рус­ской (Киевской) митрополии, для лучшего контроля над ней, назначал митрополитов в Новгородок нерегулярно, несмотря на просьбы великих князей Литовских. После смерти первого Литовского митрополита Феофила в 1330 году ему не был назначен преемник, и кафедра осталась незамещен­ной16. Согласно некоторым исследователям, с 1337 по 1347 год литовские епископства были подчинены Галицкому митрополиту, а, по мнению других, митрополиту Киев­скому и всея Руси, проживавшему во Вла­димире на Клязьме. В греческой росписи архиерейских кафедр содержится следую­щее объяснение: «Эта митрополия, раз учрежденная при императоре Андронике Старшем, охотно возводившем епископии на степень митрополий, потом совершенно упразднилась, частью потому, что в Литве христиан слишком мало, частью потому, что этот народ, по соседству с Русью, может быть управляем русским митрополитом»17.

Другим объяснением нежелания дробить Русскую Церковь на митрополии может служить то, что на протяжении XIV века византийские источники часто писали, что Литва является частью Руси, и понимали под Литвой, прежде всего, область Литов­ской митрополии. Например, византий­ский историк Никифор Григора в 1350-х годах писал, что народ «Русь» разделяется на четыре Руси, из которых одна почти не­победима и не платит дани Орде; этой чет­вертой Русью он называл Литву Ольгерда18.

В 1354 г. Филофей, Патриарх Константи­нопольский, вновь учредил Литовскую ми­трополию с центром в Новгородке, и поста­вил по просьбе великого князя Литовского Ольгерда митрополитом Литовским Романа, который в грекоязычных документах под­писывался словами «ο΄ Λιτβων μητροπολιτης και’ υπερτιμος ‘Ρωμανος». В 1356 г. в Кон­стантинополе состоялся патриарший Собор, на котором в юрисдикцию Литовской ми­трополии, кроме бывших кафедр Новогруд­ской, Полоцкой и Туровской, передавались епархии Галицко-Волынского княжества, или «Малой Руси»: Владимирская, Луцкая, Холмская, Галицкая и Перемышльская19.

После митрополита Романа (1362 г.) Кон­стантинопольский патриарх восстановил единство митрополии всея Руси с центром в Москве20. Литовский князь Ольгерд про­должил предпринимать усилия для назна­чения отдельного митрополита в Великое княжество Литовское, и в 1375 году в Константинополе был назначен новый Ли­ товский митрополит Киприан с титулом «Литовский и Малой Руси». После кончины святителя Алексия, Митрополита Киевского и всея Руси (+1380), проживавшего в Мо­скве, митрополит Киприан стал его преем­ником. В Константинополе объединили две русских митрополии, а Киприану усвоили титул «Митрополит Киевский, Литовский и всея Руси». Митрополит Киприан проживал в Московском и Литовском княжествах. Он поддерживал тесные отношения с великими князьями литовскими Ягайлой и Витовтом.

После смерти митрополита Киприана, в Великое княжество Литовское не был на­значен новый митрополит из Констан­тинополя, а Литовская митрополия была подчинена митрополиту, проживавшему в Москве. 15 ноября 1415 года князь Витовт созвал Собор западно-русских епископов в г.Новгородке. На Соборе было принято решение о восстановлении самостоятель­ной Киевской митрополии, но резиденцией митрополита были избраны Новгородок и Вильна («Киевским» он назывался только по титулу). На должность митрополита Литов­ского и Киевского был самостоятельно, без санкции Патриарха Константинопольского, избран Собором епископов болгарин Григо­рий Цамблак (родной племянник прежнего Литовского митрополита Киприана Цам­блака). Свое решение епископы объясняли тем, что митрополит Фотий, проживавший в Москве, не заботился и не посещал епархий в Великом княжестве Литовском.

Через пять лет своего служения в 1420 г. митрополит Литовский Григорий Цамблак, не получив утверждения со стороны Патри­арха Константинопольского и его Синода, удалился на покой в один из монастырей Молдавии21. После этого в 1420 году литов­ские епархии снова признали над собой вер­ховную власть митрополита Фотия.

В 1459 г. произошло окончательное разде­ление Русской Митрополии на две с цен­трами в Москве и в Новгородке (Вильне).

К концу XV в. в состав Литовской митропо­лии входили епархии, расположенные в Ве­ликом княжестве Литовском: Смоленская, Полоцкая, Туровская, Черниговская, Луцкая, Владимирская, и епархии в пределах тог­дашней Польши: Холмская (Волынская) и Перемышльская, а также Киевская митро­полия. В конце XVI в., по данным львовского православного братства, во всей Литовской митрополии было восемь правящих епи­скопов и 11000 священников22. По мысли русского историка А.В.Карташева, Право­славная Церковь в Великом княжестве Ли­товском насчитывала вместе с монастырями до пяти тысяч приходских центров23.

Православная Церковь Великого княже­ства Литовского имела своим предстоя­телем Патриарха Константинопольского. Он практически сохранил в отношении Литовской митрополии всю каноническую власть, которую имел по отношению к ми­трополии Киевского княжества. Итальянец Кампензе А. около 1524 г. писал папе Кли­менту VII: «Россия, находящаяся ныне во власти польского короля, равно, как и город Львов и вся часть Польши, простирающая­ся на север и северо-восток от Сарматских гор, следует с непоколебимостью греческо­му закону и признает над собой власть Кон­стантинопольского Патриарха»24. В текстах архиерейской присяги рассматриваемого периода имеются следующие слова: «Не хотети ми приимати иного митрополита, разве кого поставят из Царяграда, как то изначала есмо прияли»25.

Возглавлял Православную Церковь в Ве­ликом княжестве Литовском митрополит, который проживал в Новгородке, старой столице Великого княжества Литовско­го, посещая иногда новую столицу город Вильно, где был выстроен Свято-Успенский Кафедральный собор. В Киеве церковью управлял митрополичий наместник. С 1509 г. глава Западно-русской митрополии стал носить титул «Митрополит Киевский и Га­лицкий и всея Руси».

Его предыизбрание происходило в Великом княжестве Литовском, а само избрание в Константинополе. Эта процедура в данный период сводилась к следующему. Православ­ные изъявляли желание иметь митрополита и испрашивали на это согласие короля. По­лучив у него согласие и избрав кандидата, православные с письмом, подписанным ко­ролём, обращались к Константинопольскому Патриарху, испрашивая его благословения и поставления. Патриарх, если был согласен, присылал «благословенный лист» и своих полномочных в ранге экзархов, которые на месте и совершали посвящение. По словам русского историка митрополита Макария (Булгакова), с 1481 г. никогда не прерыва­лось поставление «всех Литовских митро­политов Цареградским Патриархом»26. Так, в 1481 г. Максим, Патриарх Константино­польский, для поставления в митрополита Киевского и всея Руси Симеона, епископа Полоцкого, прислал двух экзархов – Ни­фонта, митрополита Енейского, и Феодорита, епископа Ипанейского. А в 1500 г. для по­ставления в митрополита Иосифа I Болгари­новича был прислан Авраамий.

Только один раз в 1495 г. западно-русские епископы Владимирский Вассиан, Полоцкий Лука, Туровский Вассиан и Луцкий Иона поставили самостоятельно митрополитом Киевским и всея Руси архимандрита Мака­рия. Однако вскоре в Константинополь были посланы «старец» Дионисий и иеродиакон Герман за патриаршим благословением для новоизбранного митрополита Макария. Осе­нью в следующем 1496 г. они вернулись вме­сте с келейным старцем Патриарха Нифонта II Иоасафом. Они принесли благословенные листы. В Супрасльской рукописи говорится об этом следующее: «И принесоша листы благословенны, под великими печатьми оло­вянными, великому князю, и великой княги­не, и митрополиту, и епископом, и князем, и бояром, и всем православным христианом»27.

В ставленой грамоте Константинопольско­го Патриарха Нифонта II Макарию, митро­политу Киевскому и всея Руси, указано, что митрополит должен «имети послушание и смирение словом и делом к великой збор­ной Церкви» и оказывать ей помощь28.

В Супрасльской рукописи также сообщается, что патриарший посланник обратил внима­ние западно-русских епископов: «Вперед не поставляйте митрополита прежде, нежели получите благословение от нас, разве будет великая нужда». В свое оправдание еписко­пы ответили: «Мы не отвергаемся древних обычаев соборной Цареградской Церкви и благословения отца нашего Патриарха, но сотворили это по нужде, как и прежде нас сотворили наши братья епископы при вели­ком князе Витовте, поставившие митропо­литом Григория Цемивлака»29.

Высшей судебной безапелляционной ин­станцией для Литовских митрополитов был Синод во главе с Патриархом Константи­нопольским. Например, в 1356 г. Патриарх Константинопольский и его Синод рассма­тривал спор между митрополитами Киев­ским Алексием30 и Литовским Романом за обладание Киевом. Оба митрополита были вызваны в Константинополь. Во время это­го судебного разбирательства присутствовал сам император Иоанн Палеолог.

Православная Церковь Великого княже­ства Литовского, являясь частью Вселен­ского Православия, руководствовалась общепринятыми нормами канонического права. Главным руководством для церковно­го управления и суда в Литовской митро­полии служила Кормчая книга. Широкое распространение на Западнорусских землях получил текст Кормчей святителя Саввы, ар­хиепископа Сербского. Единственным мест­ным писанным законом был «Свиток прав» Киевского князя Ярослава Владимировича31 утвержденный великим князем Литовским Александром Ягеллончиком 20 марта 1499 г. и королем Польским и великим князем Ли­товским Сигизмундом I в 1511 г. Он пред­ставляет собой переработанный церковный «Устав Ярослава». В частности, в нем гово­рилось об иммунитете епископского суда и церковного имущества. Предусматривались высокие денежные штрафы для тех князей и бояр, которые попытались бы вторгнуться во внутреннюю жизнь Церкви. Например, «заступовать» священника перед его епи­скопом или оказывать поддержку епископу, низложенному митрополитом. Многие по­ложения из «Свитка прав» заимствованы из византийского Номоканона.

В своей пастырской деятельности при сложных вопросах иерархия Литовской митрополии следует практике «Вселен­ской великой Константинопольской Церк­ви»32, о чем сказано в 6-м правиле Вилен­ского Собора 1509 г.

Важное значение в жизни Православной Церкви занимают соборы. Каноны пред­писывают епископам собираться для об­суждения церковных дел два или один раз в году. В Литовской митрополии эта каноническая норма не соблюдалась. Рус­ская Церковь изначально, еще во времена существования Киевского княжества, на­рушала это важное каноническое требо­вание. Проф. Карташев А.В. в качестве главной причины редких соборов называет большую протяженность Киевской митро­полии и отдаленность епископских кафедр от митрополичьего центра33. Из летописей сохранилась информация о некоторых со­борах епископов Литовской митрополии.

Особое место среди них занимает Собор, со­стоявшийся в 1509 г. в Вильно при Иосифе II Солтане (1507-1522), выдающемся митро­полите Киевском и всея Руси. В его работе участвовали все восемь епископов Литовской митрополии и духовенство. На нем рассма­тривались канонические, литургические и дисциплинарные вопросы34. Было принято всего 15 постановлений35. В правиле 14 этого Собора сказано: «Всем епископам без вся­кого прекословия, кроме великой какой-либо нужды, собираться на Соборы, а которые епископы ради мирских дел будут уклонять­ся от священных Соборов, презирать свою духовную паству и не иметь о ней попечения, таковые да будут безответны».

В 1514 г. этим же митрополитом был со­зван Собор для установления празднования в честь преподобного Елисея Лавришевско­го. Также, на этом Соборе были дарова­ны особые права Свято-Благовещенскому монастырю в Супрасле (современная Польша). На этом Соборе присутствовал «патриарха Цареградского священноинок Филипос», что указывает на особые связи Литовской митрополии с Матерью Кон­стантинопольской Церковью.

Сохранились сведения о других соборах:

  1. 22 февраля 1540 г. состоялся Собор епи­скопов в Новгородке, на котором обсуж­дался статус Львовской епископии в соста­ве Литовской митрополии.
  2. Известно о предложении короля созвать Собор всех православных епископов Литов­ской митрополии для обсуждения вопроса диптиха архиерейских кафедр митрополии ко дню Крещения Господня 1541 г.
  3. На Вознесение Господне 1546 г. состоял­ся Собор в Вильно.
  4. На первой неделе поста в 1558 г. в Виль­но при митрополите Сильвестре Бельке­виче был созван Собор «ку постановенью веры и закону хрестиянского».
  5. 21 июля 1589 г. в Вильно под предсе­дательством Иеремии II, Патриарха Кон­стантинопольского, прошел Собор Запад­норусской Церкви, на котором одно из постановлений было о низложении свя­щенников двоеженцев и троеженцев.
  6. 13 ноября 1589 г. в Тарнополе и Каменец-Подольске под председатель­ством Иеремии II, Патриарха Константи­ нопольского, состоялся Собор Западнорус­ской Церкви, на котором были объявлены ставропигиальными Львовское братство и Свято-Онуфриевский монастырь.
  7. 20 июня 1590 г. в Бресте был Собор. На нем рассматривались дисциплинарные во­просы. Среди них было принято решение о проведении ежегодных соборов с участием всех епископов митрополии.

Епархиальное управление и суд в Литов­ской митрополии оставались такими же, как в Киевской митрополии. В 7-м прави­ле Виленского Собора 1509 г. указываются должностные лица, помогающие епископу в его епархиальном управлении и судеб­ном производстве: «соборне, со своим крылосом, с священноиноки и с попы». Под «крылосом» подразумевается духо­венство соборной церкви.

Среди епархиальных управленцев встреча­ется должность наместников митрополита. Она соответствовала греческой церковной должности «хартофилакса». Из-за обширно­сти митрополичьей епархии (Вильно, Нов­городок, Киев, Слуцк, Городно, Минск, Галич и Львов) там православными общинами управляли митрополичьи наместники36.

Главной формой административного деле­ния епархии была протопопия. Ее границы совпадали либо с границами администра­тивного округа – повета, либо с границами крупных владений того или иного магната. На территории своей протопопии протопоп исполнял целый ряд обязанностей: надзор за нравственностью духовенства и соблюдением церковных обрядов; право судить виновных и приговаривать их к тюремному заключению; решение некоторых «дел духовных», касаю­щихся светских людей (разводы, освобожде­ние от клятвы и др.); сбор денежных взносов с приходов в пользу епископии и т.д37.

Церковному управлению и суду подлежали все лица духовного звания. В «Свитке прав» говорится: «Все епископы княжения наше­го да повинуются преосвященному митро­политу Киевскому во всем, под извержени­ем от сана и отринутием от престол их… такожде митрополья и епископская власть цела и нерушима да пребудет над всеми пресвитеры, во пределах их сущими»38. По­мимо лиц духовного сословия церковному управлению и суду в Великом княжестве Литовском подлежали и все миряне по де­лам духовным (брачные дела, преступления против брака и нравственности и др.).

Кроме участия в назначении и посвяще­нии митрополитов Константинопольская Патриархия заботилась о сохранении православного догматического и нрав­ственного учения духовенством и паствой Западнорусской Церкви. Сохранилась переписка Патриарха с митрополитом Иосифом I Болгариновичем (1497-1501), касающаяся вопроса единства Православ­ной Церкви и римско-католической. А в пятидесятых годах XVI в. Патриарх Кон­стантинопольский послал архиепископа Галатии к королю Польскому и великому князю Литовскому Сигизмунду с прось­бой запретить протестантам в Галицкой Руси обращать в свою веру православных. Известно, что этот архиепископ, посетив Львов, затем прибыл в Вильно.

В 1580 г. во время активного прозелитиз­ма со стороны иезуитов, по благословению и при содействии Патриарха Константи­нопольского была открыта Острожская академия князем Константином Констан­тиновичем Острожским. По поручению Патриарха Константинопольского там трудились Кирилл Лукарис (впоследствие сам патриарх), святой Никифор Кантаку­зин и другие ученые греки. В 1586 г. по благословению и при содействии Иоакима, Патриарха Антиохийского, было открыто училище во Львове. В июне того же года от Константинопольского Патриарха туда для преподавания прибыл Арсений, митропо­лит Елассонский, где пробыл два года.

Известны послания Иеремии II, Патриарха Константинопольского, от 1582 г. и 1583 г. к православным Речи Посполитой, в которых он призывает не следовать новому календа­рю, введенному папой Римским Григорием XIII в 1582 г., а праздновать Пасху и прочие праздники по пасхалии, установленной на I-м Вселенском Соборе (325 г.).

21 июля 1589 г. Иеремия II, Патриарх Константинопольский, издал Окружную грамоту ко всем литовским епископам, в которой запрещал священнодействовать священникам-двоеженцам и троеженцам39.

В ноябре месяце 1589 г. Иеремия II, Па­триарх Константинопольский, составил окружную грамоту ко всему духовенству и мирянам Западнорусской Церкви о заме­ченных им недостатках в литургической и обрядовой жизни православных Литовской митрополии и необходимости скорейшего их исправления. Находясь в пределах Ли­товской митрополии он заметил в числе других три грубейших нарушения: при­ношение пасхи в храм на праздник Вос­кресения Христова; приношение в храм на второй день праздника Рождества Христова хлебного печения как бы в воспоминание болезней рождения Пресвятой Богороди­цы, что запрещено делать 79-м правилом VI-го Вселенского Собора, и празднование некоторыми пятницы и непразднование воскресного дня. В своей грамоте Патри­арх учил паству признавать пасхи, приноси­мые в храм, за простой хлеб, а не за святой; строго запретил делать хлебное приноше­ние в честь Пресвятой Богородицы на вто­рой день Рождества Христова и праздно­вать пятницу вместо воскресного дня40.

В 1591 г. от имени Патриарха Константино­польского и его Синода Михаилу Рагозе, ми­трополиту Киевскому, Галицкому и всея Руси, пришла грамота, в которой содержался ответ на заданные ранее вопросы русскими епи­скопами Патриарху. Все они касались кано­нического права и литургической практики.

В 1589 г. на праздник Преображения Го­сподня Иеремия II, Патриарх Константи­нопольский, из-за постоянного вмешатель­ства светской польской власти в процесс избрания и назначения кандидатов на цер­ковные должности и в иерархические сте­пени, утвердил должность своего экзарха в Литовской митрополии. Благодаря деятель­ности Экзарха Константинопольского Па­триарха святого Никифора Кантакузина по прозванию Мудрейший были разрушены планы папы и польского короля по присое­динению православных Речи Посполитой к Римско-католической конфессии.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Этот город был основан великим князем Киевским Ярославом Мудрым в 1044 г.

2 Для юристов будет интересно знать, что на старорусском языке в Великом княже­стве Литовском были изданы следующие законодательные сборники: Висличский статут 1423-1438 гг., Судеб¬ник Казимира Ягайловича 1468 г. (Судебник или Статут стал первой пробой кодификации права), Статуты 1529, 1566 и 1588 г., Трибу¬нал 1586 г., а также большое количе¬ство до­кументов, в том числе, метрики – архива, который насчитывает не одну сотню томов.

3 Для справки: первая римско-католическая часовня на территории современной Бела­руси была построена лишь в 1386 г.

4 Ср.: Gelzer H. Ungedruckte und ungenugend veroffentlichte Texte der Notitiae episcopatum. Munchen. Akademie der Wissenschaften. Hist.1. Abhandlungen. XXI. 1900. Bd. III. ABTH. 597-601.

5 Его избрание поддержали все епископы Русской Церкви.

6 При его избрании русский епископат раз­делился, но не по кандидатуре, а по пра­ву самостоятельного избрания своего Ми­ трополита. Шесть епископов считали это возможным (Туровский, Белогородский, Владимирский, Переяславльский, Чернигов­ский и Юрьевский), а три невозможным (Новгородский, Полоцкий и Смоленский). За верность каноническому порядку в 1155 г. Нифонту, епископу Новгородско­му, в первые дарован был титул архиепи­скопа Патриархом Константинопольским.

7 Официально резиденция Киевских ми­трополитов перенесена из Киева во Влади­мир на Клязьме в 1299 г.

8 Голубинский Е. История Русской Церкви. М., 2004. Т. II. – С. 126-128.

9 Chodynicki K. Kosciol Prawoslawny a Rzeczpospolita Polska. Zarys historyczny 1370-1632, Warszawa, 1934, 12.

10 Афанасий Мартос, архиепископ. Беларусь в исторической государственной и церков­ной жизни. Мн.: – Издательство Белорус­ского Экзархата, 2000. – С. 111.

11 Павлов А. С. О начале Галицкой и Ли­товской митрополий и о первых тамошних митрополитах по византийским докумен­тальным источникам ХIV в. // Русское обо­зрение. 1894. кн. 5 (май). – С. 236—241.

12 Ластоускi В. Гiсторыя беларускай (крыyскай) кнiгi. Спроба наясьнiцельная кнiгапiсi ад X да XIX стагодзьдзя. Коуна, 1926. – С. 109.

13 Афанасий Мартос, архиепископ. Беларусь в исторической, государственной и церков­ной жизни… – С. 89.

14 Арсений, епископ. Летопись церковных событий и гражданских, поясняющих цер­ковныя, от Рождества Христова до 1898 года. СПб., 1900. – С. 478.

15 Профессор Голубинский Е. считает, что Митрополит Литовский Феофил управлял также Галицкой Митрополией.

16 В эпоху Феогноста, Митрополита Киев­ского и всея Руси, византийские источни­ки говорят о Литовской митрополии как о “незамещенной”, а не “упраздненной”. См.: Никифор Григора, Hist. Byz., XXVIII, 35-36, ed. Bonn, III, с. 239, 261 и 271; Gelzer H. Beitrage zur russischen Kirchengeschichte aus griechischen Quellen // Zeitschrift fur Kirchengeschichte. XIII, 1892, 261; Соколов П. Русский архиерей из Византии и право его назначения до начала XV века. Киев, 1913. – С. 271.

17 Цит.по: Карташев А.В. Очерки по исто­рии Русской Церкви. М., – Издательство «Наука», 1991. Том первый. – С. 314.

18 Мейендорф И., прот. Византия и Мо­сковская Русь: Очерк по истории церков­ных и культурных связей в XIV веке. Paris: YMCA-PRESS, 1990. гл.7.

19 Miklosich M., Muller I. Acta patriarchatus Constantinopolitani. Wien, 1975. I. 426.

20 Литовская митрополия и на этот раз не была упразднена, т.е. она оставалась ва­кантной. Сохранился патриарший акт, под­готовленном канцелярией в июне 1370 г. (в реестре находится копия) официально упраздняющем Литовскую митрополию, с последующим переводом литовского “епи­скопа” в подчинение митрополиту Киев­скому. Однако в последний момент патри­арх Филофей Коккинос не подписал этот документ. См.: Мейендорф И. История Церкви и восточно-христианская мистика. М.: Институт ДИ-ДИК, 2000. – С. 466.

21 Схимонах Нямцкого монастыря Гавриил и митрополит Григорий – одно и то же лицо. Бывший Литовский митрополит (с титулом Киевский) добровольно удалился с кафедры и более тридцати лет неустанно ра­ботал на книжном поприще (был «ижным писцом») и умер имея 88 лет, около 1452 г. 22 Зубрицкий Д.И. Летопись Львовского ставропигиального братства // Журнал Ми­нистерства народного просвещения, 1849. Т. 62. Отд. 2. № 4-6; Т. 64. Отд. 2. № 5-7.

23 Карташев А.В. Очерки по истории Рус­ской Церкви. М., – Издательство «Наука», 1991. Том первый. – С. 536-537.

24 Кампензе А. Письмо к папе Клименту VII о делах Московии / Пер. с ит. В.Семенов // Библиотека иностранных писателей о России. СПб., 1836. Т. 1. – С. 1-112.

25 Макарий Булгаков, Митрополит Москов­ский и Коломенский. История Русской Церкви // Период разделения Русской Церкви на две митрополии. История За­паднорусской, или Литовской, митрополии (1458-1596). М., – Издательство Спасо- Преображенского Валаамского монастыря, 1996. Книга пятая. – С. 173.

26 Там же, с. 53.

27 Супрасльская рукопись, содержащая нов­городские и киевские сокращенные лето­писи / Изд. ОИДР.М., 1836. – С. 141-143.

28 См.: Макарий Булгаков. История Русской Церкви… Книга пятая. – С. 429.

29 Супрасльская рукопись, содержащая нов­городские и киевские сокращенные лето­писи… – С. 141-143.

30 Митрополит Алексий, постоянно про­живая в Москве, носил титул «Киевский» номинально.

31 Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археогра­фическою комиссиею. СПб., 1846-1853. 1т. № 166. П. 1.

32 Правило 6 Виленского Собора 1509 г. См.: Макарий Булгаков, Митрополит Мо­сковский и Коломенский. История Русской Церкви… Книга пятая. – С. 108.

33 Карташев А.В. Очерки по истории Рус­ской Церкви. М., – Издательство «Наука», 1991. Том первый. – С. 177.

34 Собор в богоспасаемом граде от старины в Западных губерниях / Изд. П.Н.Батюшков. СПб., 1874. Вып. 6. – С. 163-170.

35 Есть мнение, что было принято 17 поста­новлений. См.: Голубев С.Т. Объяснитель­ные параграфы по истории Западнорусской Церкви. Киев, 1893. – С. 28-32.

36 Лапiцкi Мiкалай. Праваслауе у Вялiкiм Княстве Лiтовскiм за часоу панаваньня Уладыслава Ягайлы // У служэньнi Богу й Беларусi. Нью Ерк-Варшава, 2005. – С. 118-119.

37 Bienkowski L. Organizacja Kosciola wschodniego w Polsce // Kosciol w Polsce. Krakow, 1969. T. 2. Wieki XVI-XVIII. S. 808-811. См.: Флоря Б.Н. Отношения госу­дарства и Церкви у восточных и западных славян. М., 1992. – С. 130-131.

38 Цит.по: Макарий Булгаков. История Рус­ской Церкви… Книга пятая. – С. 170.

39 Там же. – С. 254.

40 Там же. – С. 274.

Текущий номер:

Содержание текущего номера: