Протодиакон Павел БУБНОВ
Минская Духовная Семинария, бакалавр богословия—2000; Минская Духовная Академия, кандидат богословия—2003.

Труды Минской духовной академии / Труды №8, 2010 / Библейские прообразы в Пасхальных поучениях святителя Кирилла, епископа Туровского

БИБЛЕЙСКИЕ ПРООБРАЗЫ В ПАСХАЛЬНЫХ ПОУЧЕНИЯХ СВЯТИТЕЛЯ КИРИЛЛА, ЕПИСКОПА ТУРОВСКОГО

В православном богослужении и богосло­вии праздник Пасхи, продолжающийся сорок дней, тесно связан со Священным Писанием Ветхого Завета. В Символе веры христиане исповедуют, что Господь Иисус Христос воскрес «…в третий день по писанием», под «писаниями» пони­мая именно Ветхий Завет: книги Мои­сеевы, книги мудрости и книги проро­ческие. Воскресший Господь, согласно евангелиям, являясь ученикам, приводил им множество пророчеств и свидетельств Священного Писания о Своих Смерти и Воскресении. Традиция прочтения Пасхи в контексте ветхозаветного Божественно­го откровения нашла отражение и в ци­кле пасхальных поучения святителя Ки­рилла, епископа Туровского. Пасхальные поучения святителя Кирилла Туровского являют собой образец библейского образа мыслей православного иерарха.

Среди трудов многочисленных исследова­телей творчества святителя в этом узком пространстве темы доклада мы находим статью Е.Б. Рогачевской «Использование Ветхого Завета в сочинениях Кирилла Ту­ровского [7], а также отдельные неболь­шие наблюдения некоторых других иссле­дователей. В целом, библейскому характеру творчества святителя Кирилла пока уделено очень мало внимания.

Первое поучение в пасхальном цикле – это слово святителя на Пасху, озаглавленное как «Кюрила недостойнаго мниха на Свя­тую Пасху в светоносный день Воскресения Христова о пророчестых тайнах сказании». Начинается это слово с удивительного жиз­ненного сравнения: радость христиан о Всокресении Христовом святитель уподо­бляет радости семьи о возвращении отца после долгого путешествия [1,329]. Мате­рью в этом сравнении святитель Кирилл называет Церковь, а детьми – ветхозавет­ ных пророков, которые ликовали о Христе воскресшем еще до того, как мироносицы пришли к пустому гробу.

Далее святитель вспоминает ветхозаветную Пасху Моисея, когда кровью пасхальных аг­нцев были помазаны косяки дверей домов израильтян для того, чтобы ангел смерти прошел мимо, или буквально, чтобы совер­шилась «пасха». Ветхозаветный прообраз вдохновляет святителя на создание нового образа: Христос – Новая Пасха, «все же мы верой божественной Пасхи причастим­ся, помажем Божией Кровью уста, которые есть двери душевного дома, чтобы в него не вошли бесы, хотящие убить нас грехом» [1,330]. Здесь святитель, конечно, имеет в виду таинство Евхаристии, приобщение к которому и есть сердцевина празднования Пасхи для православного человека.

Интересный образ рождается в мысли святителя, когда он повествует о том, как апостолы Петр и Иоанн пошли к гробу Спасителя. Согласно евангельскому пове­ствованию, Иоанн пришел быстрее Петра, но не вошел, дожидаясь своего спутника. Как отмечает святитель, апостол Иоанн есть образ Ветхого Завета, а апостол Петр – Нового. Ветхий Завет ожидал Мессию, но когда Он пришел, «не вошел в его веру», т.е. не поверил ему. Новый же Завет при­шел после Ветхого и увидел тщетность ис­полнения ветхозаветного закона [1,331].

И вновь мы встречаем у святителя пре­красный житейский образ. Говоря о явле­нии Спасителя Луке и Клеопе, шедшим в Эммаус, он так объясняет обстоятельства этой встречи: «Когда пастух хотя бы не­много заснет, то проснувшись, видит раз­бредшееся стадо, и начинает всюду ходить и собирать стадо»[1,331]. Так и Господь настигает учеников и всех собирает в Гали­леи. Можно сказать, что святитель прекрас­но уловил стиль и сущность евангельских притч и поучений Спасителя и этим обра­зом подражает этим стилю и содержанию. Святитель завершает это Пасхальное слово молитвенными обращениями и призывает нас собираться в храмы, как ученики со­брались в Галилею и славить Воскресшего Господа [1,333].

Следующим поучением пасхального цик­ла является слово в Неделю о Фоме, оза­главленное как «Слово Кирила мниха не­достойнаго о поновлении Воскресения, и о артусе, и о Фомине испытании ребр Господень»[2]. Свое поучение святитель начинает с утверждения о прекращении празднования субботы, поскольку теперь благодать дана воскресному дню ради Вос­кресения Христова, и теперь воскресенье «царствует» среди дней недели. Святитель призывает нас «венчать» царицу дней до­брыми делами и богообщением: милосты­ней и незлобием, девством, правой верой, смирением, псаломским пением, апостоль­ским учением, молитвой с воздыханием Богу [2,334]. «Не являйся ко Мне пуст в день праздника» – вспоминает святитель слова Божии к Моисею.

Российский исследователь творчества свя­тителя Кирилла Кожинова, в одном из своих исследований отмечает, что имено­вание воскресного дня «царицей» выдает знание святителем древнееврейского языка, поскольку на иврите слово «воскресение» женского рода. Скорее всего, это наду­манное суждение, поскольку наименова­ние воскресенья «царицей дней» можно встретить, открыв службу Недели о Фоме в Цветной триоди, текст которой с XII века до нашего времени практически не менял­ся и был, конечно же, прекрасно известен самому святителю. Что же касается пред­положения о знании им еврейского языка, то это, очевидно, преувеличение, посколь­ку в его время даже в Византии совсем не осталось уже отцов и церковных писателей, знавших еврейский язык, да и за весь пери­од святоотеческой письменности таких ав­торов мы можем встретить не более десяти. Подобные суждения характерны для свет­ ских исследователей творчества святителя Кирилла, ведь будучи незнакомы с церков­ным преданием, с Священным Писанием и его екзегезой, с богослужебной традицией Церкви, они часто допускают ошибочные суждения, делают необоснованные выводы. Эта тенденция в некоторой степени прису­ща и нашему белорусскому исследователю А.А. Мельникову.

Другая тема этого поучения – значение артоса – особого хлеба, освящаемого по­сле пасхальной литургии и разделяемого накануне Фомина воскресенья. Святитель Кирилл вновь вспоминает ветхозаветную Пасху: по повелению Божию она совер­шалась вкушением пасхального агнца и опресноков – пресных лепешек, причем последние надо было есть семь дней, кото­рые как раз пришлись на время бегства из Египта и переход через Красное море. Для ветхозаветных иудеев пресные хлебы были символом Пасхи как избавления от Египет­ского рабства. Левиты несли эти хлебы все дни Пасхи: от первого дня до окончания перехода через Красное море, когда иудеи совершили обновление Пасхи и вкусили опресноки. В соответствии с этим ветхоза­ветным прообразом и мы совершаем Пас­ху Новозаветную: Пасхальный Агнец – это Сам Господь Иисус Христос, который дает себя нам в пищу в таинстве Евхаристии, Артос же есть священный пасхальный хлеб, которым все вкушающие его, получают ду­ховное и физическое здоровье [2,334].

Не менее интересно и слово святителя в Неделю 3-ю по Пасхе, святых жен мироно­сиц, озаглавленное «Того же Кюрила мниха слово о снятии Тела Христова с Креста и о мюроносицах от сказания евангельскаго и похвала Иосифу в Неделю 3-ю по Пасце» [3]. В этом слове святитель воссоздает для нас в лицах события при Кресте Христо­вом, влагает в уста Божией Матери особый скорбный монолог, называет Иосифа Ари­мафейского «тайным апостолом» и показы­вает, что ждало Иосифа за его благодеяние Спасителю: озлобление первосвященников и священников, разграбление богатства фа­рисеями, отлучение от синагоги. Святитель создает пространный монолог Иосифа, его пространные реплики в адрес Пилата, в ко­торых приводится множество ветхозавет­ных пророчеств о Воплощении, проповеди, Распятии и Воскресении Спасителя. Святи­тель прославляет Иосифа и ставит его выше ветхозаветных патриархов Авраама, Исаака и Иакова, которые только слышали голос Божий, Иосиф же держал в руках своих Тело Сына Божия. Иосиф больше Моисея, Давида и Соломона, не сподобившихся та­кой благодати. «Апостолом ли тебя назо­ву?» – восклицает святитель, – «но ты ока­зался вернее, чем они»[3,346]. Завершает это слово святитель пространной молитвой к праведному Иосифу, называя его усерд­ным молитвенником пред Богом за всех людей [3,346].

Пасхальная тема продолжается в слове святителя в Неделю 4-ю по Пасхе, озаглав­ленном «Того же грешнаго мниха слово о раслабленем от Бытия и от сказания еван­гельскаго в неделю 4-ю по Пасце» [4].

Исцеление расслабленного произошло в Иерусалиме, в Овчей купели, которая была названа так потому, что так полоскали внутренности жертвенных овец. В том, что исцеления в этой купели просиходили только после схождения ангела, святитель Кирилл видит образ таинства Крещения, которой совершается не в обычной воде, а только после того как она становится освя­щенной Святым Духом и исцеляет слепых разумом, хромых неверием, парализован­ных отчаянием и еретическими учениями – всех исцеляет вода таинства Крещения [4,348]. Далее святитель влагает в уста расслабленного пространный монолог- обращение к Спасителю, который являет­ся, по сути, мольбой о помощи от всего ветхозаветного человечества. Ветхий Завет не смог исцелить расслабленное грехом человечество, даже праведники, которых перечисляет святитель, согрешали. «Не имею человека, который опустил бы меня в купель» – плачет расслабленный. Отве­чает ему святитель словами Христа Спа­сителя: «Почему ты говоришь «не имею человека»? Я стал ради тебя Человеком… Я стал человеком, чтобы человека сделать богом» [4,349]. Исцелив расслабленного Господь говорит ему: «Вот, ты исцелился, больше не греши». Святитель подчерки­вает, что эти слова адресованы всем нам, принявшим таинство святого Крещения, «по Крещении не велит нам Господь со­грешать, чтобы нам вновь не уничтожить обновленного Богом человека» [4,352].

Поучение в Неделю 5-ю по Пасхе святи­тель Кирилл предваряет пространным пре­дисловием, посвященным тем людям, кто не приходит в церковь и не слушает сло­ва Божия и поучений святителя. «Умоляю вас, – говорит он, – пришедших сюда: по­учайте неприходящих и увещайте их при­ходить в церковь, потому что вы вкусили от меда учения, они же нет… Знайте, что каждый делающий достойного человека из недостойного есть уста Божии». Свя­титель приводит самые разные прообразы и сравнения, убеждая своих слушателей внимать и поучаться в слове Божием. Он вспоминает царицу Савскую, приехавшую издалека послушать мудрость Соломона, но вот, в Христианской Церкви больше мудрости, чем у Соломона. Он призыва­ет удивиться тем, кто не открывает глаз с восходом солнца, предпочитая тьму, а ведь слово Божие и Священное Писание и есть солнце и свет для человека [5,353]. Далее святитель укоряет тех, кто оправдывает не­хождение в храм бытовыми заботами. «А если бы я каждый день раздавал золото или серебро, – спрашивает святитель, – или мед с пивом, – приходили бы вы? – Навер­ное и без приглашения приходили, и друг друга обгоняли» [5,354]. – «Сегодня же я раздаю слова Божии, лучшие чем золо­то и драгоценности, слаще меда – и вы, не приходящие в церковь, лишаетесь их» [5,554]. Заканчивает это слово святитель практическим советом: «Каждого из вас я умоляю: если у вас есть сосед, родственник, жена, дети, зовите в церковь всех и учитесь душеполезным словам» [5,554].

Завершает круг пасхальных поучений свя­тителя его слово в Неделю 6-ю по Пас­хе, озаглавленное «Кюрила мниха слово о слепьци и о зависти жидов от сказания евангельскаого в Неделю 6-ю по Пасце» [6]. Здесь святитель объясняет нам спо­соб, которым Господь исцелил слепого от рождения, помазав его брением от плюно­вения. Этим, отмечает святитель, Господь показал, что чудо исцеления Он соверша­ет как Бог, также как Он создал перво­го человека из праха земного [6,355]. В отправлении слепого омыться в купели Силоам, святитель видит призыв к таин­ству Крещения, которое омывает причи­ну всех немощей человечества – скверну греха прародителей. Данное поучение так­же построено в виде диалога, в котором участвуют Спаситель, исцеленный слепой, движимые завистью священники и фари­сеи, обвинявшие слепого.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Кюрила недостойнаго мниха на Святую Пасху в светоносный день Воскресения Христова о пророчестых тайнах сказании / Мельнікаў А.А. Кірыл, епіскап Тураўскі: жыццё, спадына, светапогляд. – Мінск: Бе­ларуская навука, 1997. С. 328-333.
  2. Слово Кирила мниха недостойнаго о поновлении Воскресениф, и о артусе, и о Фомине испытании ребр Господень / Мельнікаў А.А. Кірыл, епіскап Тураўскі: жыццё, спадына, светапогляд. – Мінск: Бе­ларуская навука, 1997. С. 333-338.
  3. Того же Кюрила мниха слово о снятии Тела Христова с Креста и о мюроносицах от сказания евангельскаго и похвала Ио­сифу в Неделю 3-ю по Пасце / Мельнікаў А.А. Кірыл, епіскап Тураўскі: жыццё, спа­дына, светапогляд. – Мінск: Беларуская на­вука, 1997. С. 338-346.
  4. Того же грешнаго мниха слово о расла­бленем от Бытия и от сказания евангель­скаго в неделю 4-ю по Пасце / Мельнікаў А.А. Кірыл, епіскап Тураўскі: жыццё, спа­дына, светапогляд. – Мінск: Беларуская на­вука, 1997. С. 347-352.
  5. Поучение в Неделю 5-ю по Пасце. Го­споди, благослови, Отче! / Мельнікаў А.А. Кірыл, епіскап Тураўскі: жыццё, спадына, светапогляд. – Мінск: Беларуская навука, 1997. С. 352-354
  6. Кюрила мниха слово о слепьци и о за­висти жидов от сказания евангельскаого в Неделю 6-ю по Пасце / Мельнікаў А.А. Кірыл, епіскап Тураўскі: жыццё, спадына, светапогляд. – Мінск: Беларуская навука, 1997. С. 354-359.
  7. Рогачевская Е.Б. Использование Ветхого Завета в сочинениях Кирилла Туровского // Герменевтика древнерусской литерату­ры. М., 1989. Сб. 1. С. 96-105.

Текущий номер:

Содержание текущего номера: